RAEX Raiting Review: «Меньшее – друг хорошего»

Сбор премий, свидетельствует рейтинг крупнейших страховщиков жизни, за первую половину 2019 г. сократился. Однако это скорее признак оздоровления рынка – вместо бурного, но вызывающего большие опасения роста инвестиционного страхования жизни происходит постепенное увеличение премий по традиционным видам «жизни».


xTab1.jpg.pagespeed.ic.D3ViRFtSys.jpg

ИНВЕСТИСТИОННОЕ СТРАХОВАНИЕ ЖИЗНИ:

ТРИУМФ ОСТАЛСЯ ПОЗАДИ

С 2010 г. рынок страхования жизни рос двузначными темпами. Спад 2014–2015 гг. все равно оставил динамику положительной. В нынешнем году тренд сменился: по итогам I квартала падение сборов страховых премий к аналогичному периоду прошлого года составило 8%, по итогам полугодия – уже 11%.

Впрочем, падение затронуло лишь один сегмент, но самый большой – инвестиционное страхование жизни (ИСЖ), – который, по данным ВСС, сократился на 32%. Все прочие сегменты в сумме показали рост на 30%, в том числе накопительное страхование жизни (НСЖ) – на 55%, кредитное страхование – на 10%. Доля страхования жизни в общих сборах отрасли сократилась за год с 66 до 50%. О проблемах в ИСЖ заговорили год назад – когда начали заканчиваться договоры, заключенные три года назад, что вызвало недовольство многих клиентов. Суть претензий: крайне низкая доходность относительно ожидаемой покупателями полисов – от 0,9 до 3,3% в зависимости от срока полисов, а также мисселинг (введение потребителя в заблуждение) относительно самого продукта и его будущей доходности. Результатом стало введение в 2019 г. новых правил продажи полисов ИСЖ, требующих доведения до страхователей всех существенных условий договора.

Попробуем разобраться, почему продукт, который давно используется в зарубежной страховой практике, так неудачно показал себя в России. Во-первых, сроки инвестирования – вложения в фондовый рынок на горизонте трех и даже пяти лет не могут обеспечить высокий доход, особенно если гарантирован возврат первоначальной стоимости полиса. Величина гарантийного фонда, на который делится страховая премия, должна быть весьма большая, а инвестиционного, призванного зарабатывать, – меньше. Кроме того, вложения в акции иностранных, даже высокорастущих компаний имеют в себе валютный риск, а курс доллара с 2015–2016 гг. почти не вырос или даже упал. Если еще учитывать высокое комиссионное вознаграждение, уплачиваемое компанией агентам (в их роли выступали кредитные организации, зачастую родственные), то доходность полностью съедалась. К тому же в отличие от банковского вклада полис ИСЖ не подлежит страхованию АСВ, а полисы менее пяти лет еще и не дают налогового вычета.

Впрочем, компании отказываться от этого продукта не собираются, но переформатируют его. Во-первых, удлиняются сроки – дополнительный доход дает налоговый вычет. Во-вторых, появились так называемые купонные полисы – когда доход выплачивается ежегодно (впрочем, только при росте актива, в который инвестированы средства).


xTab2.jpg.pagespeed.ic.Nd3WEER7Gh.jpg

О ПОЛЬЗЕ КОНСЕРВАТИЗМА

А вот НСЖ в отличие от ИСЖ не позиционируется как способ получения высокого дохода. Его основной функцией является страховая защита и накопление средств. В основе – вложения в более консервативные инструменты (госбумаги, низкорискованные облигации и банковские депозиты) позволяют, как видно из итогов 2018 г., получать доход не намного ниже банковских вкладов, о чем свидетельствуют данные компаний. Поэтому и динамика, которую НСЖ показывает в последнее время, гораздо менее волатильна.

Имеющийся массив данных позволяет с высокой долей вероятности предположить дальнейшее сокращение сегмента ИСЖ.

В результате финансовое благополучие страховщиков будет зависеть от того, насколько компании смогут заместить уходящие деньги премиями по другим продуктам. Лучшие шансы при этом, очевидно, у тех, кто уверенно чувствует себя в традиционных видах страхования жизни.


xTab3.jpg.pagespeed.ic.WobXAKruV2.jpg

Читать PDF-версию журнала (стр. 69):
https://raex-rr.com/files/journal_issues/RR-3.pdf
https://raex-rr.com/business/insurance/life_insurance